?

Log in

No account? Create an account

Вперед - и с книгой!

Гамбургский счет по-томски при областной библиотеке им. А.С.Пушкина: ведут Никиенко О. и Шкаликов В.

Previous Entry Share Next Entry
НАЧАЛО - НЕ КОМОМ
skidanvv


ПАМЯТЬ – ФУНДАМЕНТ КУЛЬТУРЫ

В Томской областной библиотеке имени А.С.Пушкина 23 октября 2014 года прошла торжественная презентация нового для Сибири явления – открытия литературно-художественной книжной серии «Томская классика». С музыкой, с гостями из разных городов страны. Вот официальное представление серии.

«Произведения, включённые в серию, соответствуют трём критериям: содержат местный материал; имеют художественную и общественную ценность; известны за границами области.

1. И. А. Кущевский. «Николай Негорев, или Благополучный россиянин». (Кущевский Иван Афанасьевич (1847—1876) — автор первого «томского» романа «Николай Негорев…», объективно описавший идейный разброд молодёжи 1860-х годов).

2. Н. И. Наумов. Рассказы. (Наумов Николай Иванович (1838—1901) — крупнейший сибирский писатель-народник).

3. Г. Д. Гребенщиков. Рассказы, повесть. (Гребенщиков Георгий Дмитриевич (1883—1964) — крупнейший сибирский прозаик первой половины ХХ века; с 1920 г. эмигрант. Автор «крестьянской эпопеи» «Чураевы»).

4. В. Я. Шишков. Рассказы. «Тайга». «Ватага». (Шишков Вячеслав Яковлевич (1873—1945) — классик сибирской литературы. Автор романа «Угрюм-река», экранизированного в 1969 г.).

5. Г. М. Марков. «Строговы». (Марков Георгий Мокеевич (1911—1991) — автор романов, положивших начало традиции «романа поколений». Романы «Строговы» и «Сибирь» экранизированы в 1976 г., «Соль земли» — в 1978 г., повесть «Тростинка на ветру» — в 1980 г., роман «Грядущему веку» — в 1985 г.).

6. М. Л. Халфина. Рассказы. «Мачеха». (Халфина Мария Леонтьевна (1908—1988) — автор произведений о проблемах семьи (повесть «Мачеха» экранизирована в 1973 г., рассказ «Безотцовщина» — в 1976 г.).

7. В. В. Липатов. Рассказы и повести. (Липатов Виль Владимирович (1927—1979) — писатель социальной проблематики (экранизированы повести «Деревенский детектив» — в 1969 г., «Инженер Прончатов» — в 1972 г., «Анискин и Фантомас» — в 1974 г., роман «И это всё о нём» и повесть «И снова Анискин» — в 1978 г., повесть «Ещё до войны» — в 1984 г., роман «Игорь Саввович» — в 1987 г., повесть «Серая мышь» — в 1988 г.).

8. Вл. А. Колыхалов. «Дикие побеги». (Колыхалов Владимир Анисимович (1933—2009) — автор романа «Дикие побеги», показавший объективную картину жизни в послевоенной Сибири.

9. В. Д. Колупаев. Рассказы и повести. (Колупаев Виктор Дмитриевич (1936—2001) — выдающийся писатель-фантаст, «русский Брэдбери».

После презентации, уже на улице, Некто сказал: «Классика классике рознь». - И пояснил: «Ну кто сегодня помнит этого Кущевского, Наумова, Гребенщикова? Памятник Шишкову снесли, улицу Шишкова авось не переименуют. Маркова забудут, уже почти забыли. Халфина, Липатов, Колыхалов – это тоже – советские авторы, для своей эпохи были интересны, а сейчас – что у них актуально? Вот Колупаев – это действительно! Мировой автор, во всех смыслах. И для ума, и для души…»

Я спросил: «Что, любите только фантастику?»

Он ответил: «Я люблю интересную литературу. Насчёт Халфиной – ладно, у неё общечеловеческие ценности – «Мачеха», «Безотцовщина». А что Липатов? «Деревенский детектив» - для своего времени был интересен. А сейчас такого полон телевизор, полны книжные магазины. И ценности, за которые Липатов агитирует, годны только для советского строя. Сегодня тот парень, который у него «Игорь Савович», заправляет в какой-нибудь фирме и процветает, и плевал на эти советские поучения, как Буратино в мультике: «Поучайте лучше ваших паучат». Больно много за перестройку наплодили этих паучат…»

Я возразил: «На презентации «Томской классики» гости из соседних областей как раз тем восхищались, что в Томске гораздо больше, чем у них, проживало «классических» авторов. Тут и маринист Станюкович, и детективщик Некрестовский, и автор «Щита и меча» Кожевников, и неподражаемый Климычев, и двое Казанцевых, и Смирнов, и Волков…»

Он сказал: «На Алтае один Шукшин всех перевесит. В Красноярске, в Иркутске… да везде есть свои «великие покойники». А те, что ещё живые, теперь могут надеяться, что и их после смерти так издадут – произведут в «местные классики».

Я спросил: «Вы, наверно, не пишете?»

Он ответил: «Да миловал Господь. Сейчас этих писателей … Ну всем есть что сказать! Кто своими предками хвастается, кто турпоездками, кто приключения выдумывает, кто фэнтези… Особо начитанные – те всех критикуют, показывают свою образованность. И от этой массовости – сплошное подражательство. Чем дальше, тем труднее сочинить что-то новое. А надо же, чтоб за душу брало. Почитайте Лермонтова и почитайте статью Белинского о Лермонтове – больше ничего писать не надо! Культура очень разборчива и капризна, она в классику всех не пустит…»

И далее Некто перешёл, разумеется, к политике и экономике, «на которых нынче всё держится». Дескать, для школьной программы хватило бы сегодня – просто вернуться к советской системе: «там всё есть – от «Слова о полку Игореве» до «Колымских рассказов», и «чтоб было всё у нас своё, независимо ни от кого, тогда культура сама сложится».

На автобусной остановке мы расстались, и я весь вечер думал: насколько этот Некто прав, притязая на окончательный приговор собственной современности? Что должна ему эта современность и что он должен ей? Что «сложится само», а к чему не грех и руки приложить?

Мне вспомнилось одно яркое сравнение: «Два капремонта равны одному пожару».

Конечно, так называемая «перестройка» (т.е. недавняя часть означенной современности) в материальном смысле оказалась для нас скорее пожаром, чем ремонтом. И культуре досталось. Но ведь Некто предлагает «спасать культуру» - забвеньем?!

Мы в «Гамбургском счёте» как-то писали о тобольском культурном подвиге: местная власть, предприниматели, религиозные общины христиан и мусульман, деятели науки и культуры объединились десять лет назад ради большого дела – воссоздать и всячески поддерживать местные культурные ценности. Книги об этом я лично с удовольствием пропагандировал и горько сетовал, что из Томска кое-кто уехал в Тобольск ради этого подвига, а кое-кто из оставшихся больше работает на Тобольск, чем на родной город. А тем временем томская писательская организация, независимо от чьих-либо причитаний, помогала бедствующим авторам выпускать их книги, разыскала заброшенные могилы старых томских писателей, позаботилась о них, выпустила альбом «Томский литературный некрополь» и весьма подробную книгу о томских писателях «Пятая стихия бытия». И так же, как в Тобольске, нашлись помощники в разных сферах – властных и деловых – и вот – девятитомник «Томская классика». И, в самом деле, есть ещё немало имён, которые будут написаны на следующих томах. И не надо критиковать издающих за то, что кажется кому-то «недоделками» или «перегибами». Кто работает, того всегда есть за что критиковать. А критикуют – те, кто не работает.

Поэтому радуюсь за свой Томский писорг (так называл нашу организацию классик мировой фантастики Виктор Колупаев) и желаю всем ныне живущим писателям-томичам:

РЕБЯТА! ЖИВИТЕ И ПИШИТЕ ПОДОЛЬШЕ, НЕ ТОРОПИТЕСЬ В «ТОМСКУЮ КЛАССИКУ», ОНА САМА ВАС НАЙДЁТ, КОГДА ЗАЗВОНИТ ПО ВАМ КОЛОКОЛ …

А читателям желаю интересного чтения в томской «Пушкинке». В этих девяти новых поступлениях – много классного найдёте.

Владимир Шкаликов, переплётчик из вышеназванной библиотеки, ответственный за «Гамбургский счёт по-томски».