?

Log in

No account? Create an account

Вперед - и с книгой!

Гамбургский счет по-томски при областной библиотеке им. А.С.Пушкина: ведут Никиенко О. и Шкаликов В.

Previous Entry Share Next Entry
Сегодня и вчера
skidanvv
ДВАЖДЫ ОБЕРНУТЬСЯ
Один из моих друзей, крайне талантливый художник, терпеть не может Исаака Бабеля. Однажды до того со мной доспорился, что вытащил на середину своей мастерской стремянку, взобрался на самый верх и оттуда кричал: «Этот так называемый писатель служил в политотделе Первой Конной! Сам пороху не нюхал, только в газете призывал красных конников карать своих же братьев из белой армии, а потом издал свою «Конармию», в которой прославлял этих карателей!» А я возражал насчёт краткости, ёмкости и образности языка и стиля, за что получал со стремянки обличения уже и в свой адрес.
Тем не менее, до сих пор люблю перечитывать Бабеля. Особенно рассказы. И речь его одесскую нахожу сочной, и карательного – нисколько. Скорее наоборот.
На днях снова заглянул в «Конармию». Она раскрылась на рассказе «Путь в Броды»:
«Я скорблю о пчёлах, - так начал этот «каратель». – Они истерзаны враждующими армиями. На Волыни нет больше пчёл. Мы осквернили ульи. Мы морили их серой и взрывали порохом. Чадившее тряпьё издавало зловонье в священных республиках пчёл. Умирая, они летали медленно и жужжали чуть слышно. Лишённые хлеба, мы саблями добывали мёд…»
Я заглянул ещё в несколько рассказов. В одном мальчик описывает в письме к матери, как его отец, казак-белогвардеец, режет собственного сына, захваченного в плен, а потом второй сын, красный казак, захватывает отца и мстит ему за брата. В другом… Да там всё – душераздирающее, даже если и чуть с юмором. И вся природа противится гражданской войне, независимо от того, о ком рассказывает этот конармейский журналист.
Конармия двигалась тогда по Украине на запад, в Польшу, к маршалу Пилсудскому, чьё войско не удержало оккупированный юг России. И полякам, и своим сородичам-евреям, и всем, кого видел в деле, этот автор по-журналистски честно воздал заслуженное, да ещё с писательским блеском.
Я пишу это не ради продолжения спора с другом-художником. Я просто представил Бабеля в тех же местах сегодня, в составе одной из воюющих сторон, в телепередаче на Украине или в России. И увидел, как на него охотятся артиллеристы и снайперы из какой-нибудь «Армии Коломойского».  Потому что я уверен: этот очкарик не стал бы прыгать на площади и по-нацистски скандировать: «Героям слава!» Он написал в «Конармии»: «Революция – это хорошее дело хороших людей. Но хорошие люди не убивают. Значит, революцию делают злые люди». Он почти вплотную приблизился к другой знаменитой формуле: «Революции замышляют гении, осуществляют романтики, а плоды пожинают – негодяи». Вот и думай, правда ли, что «гений и злодейство – две вещи несовместные»…
А всё это я к тому, что если бы заставить всех «переворотчиков» во всех странах ещё в школе изучить «Конармию», то, может быть, увеличилась бы вероятность того, что «Революция – это дело хороших людей». Вот такой первый оборот в прошлое.
Второй раз обернуться меня заставила довольно толстенькая и красиво иллюстрированная старыми и сегодняшними фотографиями только что поступившая в Томскую «Пушкинку» книга «СИБИРСКОЕ КУПЕЧЕСТВО, истоки, деятельность, наследие». Там собраны материалы всероссийской научной конференции, которая в апреле 2014 года прошла в Томске.
Потомки знаменитых сибирских купеческих династий не случайно собрались на свою первую встречу вместе с учёными именно в Томске: он считался лидером среди купеческих городов Сибири. Одни чайные обозы чего стоили…
И задача конференции состояла, конечно, не в том, чтобы посотрясать воздух когда-то громкими  фамилиями, а именно в попытке продолжить большие дела, связанные с этими именами. По нескольким фразам из выступления барнаульского историка Ю.М.Гончарова можно понять тон и курс,  заданный конференцией далеко на будущее:
«О русском купце давно сложился весьма негативный стереотип: купец обязательно обманщик, эксплуататор, невежа, он вне конкуренции по потреблению спиртного и по обжорству, он деспот в семье и т.д. Во многом в появлении такого образа мы обязаны отечественной художественной литературе… По воспоминаниям современников «сибирский купец того времени любил повеселиться нараспашку, по-своему, в тесной купеческой компании, зело хорошо выпить, в беседе не стесняться в выражениях». Далее: «Однако была и другая сторона жизни купечества, о которой у нас долгие годы старались не вспоминать… Представители купечества, слишком любившие выпить и погулять, обычно быстро разорялись. Для большей части купцов были характерны как раз другие качества – деловая хватка, предприимчивость, постоянный труд».
Вот об этом, собственно, вся книга о сибирских купцах. Мне было интересно её читать не только тем, что серьёзные учёные приводили массу примеров широкой благотворительности купцов, их писаного и неписаного «кодекса чести» (Все помним из Островского: «Я слово купеческое дал»).  Так называемое «Сибирское обстоятельное купечество» активно участвовало в так называемом «Городском общественном управлении Сибири», в его так называемом «Механизме реализации». (Мне чрезвычайно жаль, что все названные ОБСТОЯТЕЛЬНОСТИ приходится именовать «так называемыми», а не вечно, скажем, процветающими).
Я читал и вспоминал двухвековые хрупкие книги из Редкого Фонда «Пушкинки». Участвуя как переплётчик в их консервации (не пугайтесь, это хорошее слово), я заглядывал, конечно, и в списки томских и сибирских купцов-благотворителей, и в реестры личных пожертвований на общественные дела – от праздников до строительства тех зданий, которые сегодня охраняются законом как исторические памятники. Всё учитывалось и публиковалось, от бедняцкого рубля до сотен и тысяч купеческих, с указанием имени и отчества каждого жертвователя и с отчётом о применении. Людей этих уже нет, а их пожертвования украшают землю…
В общем, речь моя тут не только о том, что Бабеля стоит читать и сегодня, и не только о том, что продолжения российской соборности необходимо и возможно сегодня как для купеческих потомков, так и для всех остальных, кто причисляет себя к живому российскому народу.
Речь моя о том, что в сравнении этих двух книг очень стоит увидеть разницу между созиданием и разграблением. Жили ведь люди и без драки, без подлости, с честью… Да и сегодня, если всмотреться, среди так называемых «новых русских» (читай «татарских, кавказских, еврейских и любых в России») можно разглядеть лица не менее приличные, чем те, о которых сегодня вспоминают на своих конференциях их благодарные потомки. Дай им Бог, как говорится…
В.Шкаликов, потомок советского офицера, погибшего в 1944 году при освобождении Крыма от нацистских оккупантов.